«Это просто абсурд»: на Байкале хотят построить фешенебельный курорт

БЦБК, на территории которого планируют построить эти объекты, – это очень непростая территория. За нее шла долгая борьба, и она продолжается до сих пор. Часть объектов БЦБК принадлежали структурам Олега Дерипаски. Получается, что до сих пор часть объектов ЦБЦК принадлежит ему, часть объектов принадлежит ВЭБу, и между ними какое-то долгое время было недопонимание. Я не знаю, смогли они победить эту всю историю, но Дерипаска не хотел отдавать свои активы ВЭБу просто так. Разумеется, строительство самого этого объекта может быть реализовано силами структур, связанных с Дерипаской. Но важно, что эта территория до сих пор не подготовлена в качестве площадки, то есть ее невозможно реализовывать без государственных денег. Таким образом, перед тем как предоставить площадку для инвестора, государство должно создать некоторые условия: в частности, убрать эти объекты, которые там стоят, убрать объект накопленного вреда. Это миллиарды и миллиарды рублей. И мне кажется, что сейчас ВЭБ собирается искать какого-то инвестора только для того, чтобы каким-то образом демонстрировать то, что он работает с этой территорией. В реальности на ближайшие 5–10 лет, наверное, с этой территорией ничего не случится. Объект накопленного вреда не будет ликвидирован, потому что практика показывает, что это достаточно сложный и долговременный процесс. Нерешенный вопрос, связанный с правами собственности, тоже не позволит нормально развивать эту территорию. В принципе, стороннего инвестора на территорию рядом с токсичной свалкой отходов найти будет очень сложно. Поэтому реализация такого проекта пока выглядит очень утопически. И если ВЭБ выделит эти 60 миллиардов рублей на реализацию этих проектов, они пропадут точно так же, как и деньги на проект по ликвидации этой свалки токсических отходов, которые тоже реализовывали структуры ВЭБа, – рассказал Илья Шуманов.

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат закрылся в 2013 году, отработав 47 лет. Предприятие считалось градообразующим для Байкальска с населением около 12 тысяч человек. В 2017 году сообщалось о 6,5 миллионах тонн шлам-лигнина, находящегося в хранилищах БЦБК. Этот полимер считают самой опасной частью отходов комбината. Эксперты полагают, что он серьёзно угрожает экологии Байкала – например, при сходе селя в горах ядовитые отходы окажутся в озере.
В 2019 года первый заместитель Байкальского природоохранного прокурора Алексей Калинин обвинил правительство Иркутской области и «Росгеологию» в том, что они затягивают сроки рекультивации отходов БЦБК. В ноябре 2020 года правительство России в третий раз сменило подрядчика, ответственного за ликвидацию накопленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Ликвидировать отходы должна компания «Федеральный экологический оператор», входящая в структуры «Росатома».
— Прочесть на www.sibreal.org/a/na-bajkale-hotyat-postroit-feshenebel-nyj-kurort/31397609.html

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s